годовщина свадьбы 5 лет подарок мужу

ПРЕДЫДУЩАЯ НА ГЛАВНУЮ СЛЕДУЩАЯ
[ цены на работы]
годовщина свадьбы 5 лет подарок мужу
подарок на годовщину свадьбы 5 лет
подарок жене на годовщину свадьбы 5 лет
с годовщиной свадьбы любимому мужу 5 лет поздравления и подарки
поздравление с годовщиной свадьбы 5 лет прикольные
оригинальные подарки на годовщину свадьбы 5 лет вместе
5 лет совместной жизни что подарить
подарок на 5 лет совместной жизни

обычаи деревянной свадьбы Руси

Выбиралась также «мелкая обслуга» – каравайники, свечники, мовники, приглашались музыканты. Иногда на свадьбу звали вопленницу, вытницу, которая выла и причитала, вводя невесту и окружающих в то особое состояние, когда голосить начинали все. Случалось, что на свадьбу приглашали и колдуна, чтобы он, обойденный вниманием, не превратил свадебный поезд в волков. Вредный колдун мог даже нарушить ход свадебной церемонии, и мог потребовать, например, чтобы жениха заперли в темной бане. Прихоть колдуна нужно было обязательно выполнить. По старшинству чины со стороны жениха превосходили чины со стороны невесты. Если день свадьбы был известен точно, в доме невесты начинали собираться девушки, которых теперь называли подневестницами. Они помогали украшать приданое, шили шары, а вечерами к невесте с подругами на «побывашки» являлась компания молодых людей во главе с женихом. Каждый день жених дарил своей нареченной небольшие подарки. На предсвадебных вечерках собиралась молодежь: пели, пили чай, играли. Для незамужних девушек любимыми развлечениями и в тоже время способами привлечения любви, кроме многих иных обычаев и ритуалов, связанных с умножением и сохранением любви, были русальные игрища, которые начинались в начальный летний период. Множество ритуалов проводилось в праздник Ивана Купалы и Покровский праздник. Празднуют их и в наши дни. Русальный праздник связан с водой. Во время него вокруг колодца выстраиваются все незамужние девушки в хоровод. Затем они все быстрее и быстрее ведут хоровод по часовой стрелке. Мужчины и семейные пары в это время начинают перекрикивать друг друга, произнося заклинание: «Чтоб вода чистой стала, приглашаем русалок. Чтобы был урожай, небо, дождь нам давай!» В засушливые дни необходимо было пригласить и задобрить прекрасных дев с зелеными волосами, красивым телом и рыбьим хвостом вместо ног. Говорят, что русалками становятся утонувшие девушки. В воде им хорошо, однако они тоскуют по земной жизни и потому охотно помогают людям во время засухи. Русалки приветливы и шутливы. Так, встретив одинокого мужчину, они могут его защекотать до того, что тот может лопнуть от смеха. Чтобы откупиться от русалок, он должен загадать им трудную загадку или задать сложный вопрос. Пока русалки думают, мужчина сбегает с этого места, а русалки догнать его не могут, потому что вместо ног у них рыбьи хвосты. Закончив водить вокруг колодца хоровод, из него достают воду и повсеместно ее разливают. Считается, что если капля воды от русалки попадет на нищего – он в течение года станет зажиточным. Если такой водой облить больного – он выздоровеет и помолодеет. После ритуального обливания водой все девушки и юноши заказывали умельцу вырезать из дерева изображение русалки и хранили его неделю дома, чтобы в дом прибывало счастье. В конце недели изображение русалки с просьбами о помощи в счастливом супружестве бросали в ритуальный костер. В последний вечер русальной недели, как раз в ночь перед Иваном Купалой, изготавливали соломенного коня. Если среди участников празднества был мастер, ему поручалось почетное право изготовить деревянного коня, на которому русалок отправят назад в свои владения. Коня украшали разноцветными лентами и множеством железных и глиняных колокольчиков. Из соломы делали чучело русалки и торжественно усаживали на коня. Затем с шумом и грохотом несли с месту разжигания «живого огня» и бросали в огонь коня и русалку. Считалось, что только «живой огонь» способен вернуть удивительных девиц назад, в их жилище.

береза покровительница невест и свадьбы

Покровительницей и помощницей невест всегда считалась береза, которую за ее белый ствол, тоже называли невестой. С березой было связано множество ритуалов. Так, считалось, что если девушка или незамужняя женщина будет расчесывать свои волосы под березой, она обязательно привлечет к себе мужскую любовь. А если девушка сплетет воедино ветки двух рядом растущих берез, то с мужем они будут всю жизнь жить в радости и согласии. Если незамужняя женщина или холостой мужчина пили воду из березовой кадки, то вскоре они находили взаимную любовь, которая никогда не увядала. Когда на молодой березке появлялись маленькие листочки, девушка должна была попросить у нее веточку. Именно попросить, так как, когда ветку ломают, дереву больно. Затем веточку нужно положить на ночь под подушку. В эту ночь девушке обязательно приснится суженый. Увидев его во сне, на следующий день следует выполнить еще один ритуал: испечь пирог или пряники. Крошки пирога девушка рассыпала у порога и говорила: «Милый мой, суженый, приходи ко мне ужинать!» Крошки нужно убрать на следующий день. Если весной девушка сплетет из молодых гибких березовых веток косу, затем принесет ее в дом и втайне от всех положит под порог, то в течение года на пороге появится ее суженый. Чтобы он остался с девушкой, нужно было пригласить его в дом. После того, как суженый переступал заветную березовую косичку, ее тайком убирали, а после ухода юноши выходили на улицу, подальше от дома и сжигали.

Покров – это покровитель свадеб.

Если в Покров выпадет первый снег – свадеб будет много и все браки, заключенные в этот период будут самыми счастливыми, так как новобрачные находятся под покровительством самой Пресвятой Богородицы. В этот день всякая незамужняя девушка, желающая обрести семью, должна сходить в церковь на праздничную службу и зажечь три свечи перед иконой Покровской Божьей Матери с просьбой даровать счастливое замужество. Считалось, что девушка, которая первая в праздник поставит свечи у святой иконы Покровской Божьей Матери, первая из присутствующих выйдет замуж. Дома и в церкви девушки молились: «Покров – праздничек, покрой землю снежком, а мою головушку свадебным венцом». Свадьбу справляли по всем правилам. Последний день или вечер либо неделя перед свадьбой назывался девичником. С утра невеста начинала причитать. Девушки еще с вечера делали «девью красоту» – украшенную цветами и лентами соломенную или льняную косу на продажу жениху. Расплетали косу невесты, расчесывали ей волосы, вечером вели ее в баню «девью волю смывать». Воду для мытья приносили подружки из разных колодцев. При мытье невесте нужно было употреблять веник, принесенный из дома жениха, или подаренное им мыло, а жениху для мытья приносили вышитое полотенце и веник от невесты. После бани невеста дарила свои ленты сестрам и близким подругам, на память о своем девичестве. Изготовление и украшение свадебного каравая было важнейшим обрядом. Обычно пекли его вечером в субботу или утром в воскресенье, накануне свадьбы. Занимались выпечкой женщины-соседки и родственницы невесты. Перед тем как вынуть каравай из печи, стучали по ней ухватом. Утром каравай наряжали одновременно с одеванием невесты. Утро свадебного дня начиналось опять с причета невесты. Фактически продолжался девичник – прощание с красотой, с подругами, с родительским домом. Пока невесту наряжали, в доме жениха шли свои обряды: подготовка к бранью. Свадебный возок украшался еще с вечера; утром мать чесала сыну кудри – он ведь тоже прощался со своей холостяцкой жизнью. Чтобы уберечь жениха от сглаза крестная мать иногда сажала его на квашенку, крестообразно срезала с головы по пучку волос и подпаливала места срезов. Одевали жениха, как и невесту, во все новое – рубаху, вышитую невестой, пояс, сотканный ею же и т. п. Во время бранья в старину устраивали кулачные бои между родами жениха и невесты, в ходе которых родственники невесты, оказав символическое сопротивление родне жениха, сдавались. В ознаменование примирения сторон, между сватами жениха и невесты обменивались хлебами. Во многих традициях сваха невесты перед приездом свадебного поезда мела дорогу перед домом. Обязательным обрядом после встречи поезжан был выкуп косы и места рядом с невестою. Платил, как правило, дружка, необязательно деньгами, чаще сладостями, девкам – по ленте. Косу продавал младший брат, у белорусов – сестра невесты. Перед отъездом к венцу родители девушки благословляли молодых иконой и хлебом. Отец вкладывал ее правую руку в руку жениха со словами: «Пои, корми, обувай, одевай, на работу посылай и в обиду не давай!» Невеста, уходя из дому, причитала, даже если брак ей был по душе. «Наплачешься за столбом, коли не наплачешься за столом»– говорится в пословице. К венцу ехали с песнями и с песнями возвращались. Считалось, что по дороге свадьбу можно было легко испортить недоброму человеку, поэтому дружка соблюдал все меры предосторожности: читал молитвы и заговоры; убирал с дороги камни, на которые могло быть напущено колдовство, выбирал дорогу. Односельчане нередко останавливали свадебный поезд, загородив дорогу и выставив хлеб-соль. Это считалось добрым знамением, за это поезжане угощали их вином. Громкие звуки отпугивают нечистую силу, поэтому навстречу свадебному поезду выходили парни с ружьями и стреляли в воздух. Им также доставалось угощение. У родного дома жениха со свитой встречала мать, одетая в вывернутый тулуп; посыпала сына с невесткой овсом, пшеном, на подъезде к дому устраивали «воротилки», через которые должны были проехать новобрачные, или разжигали костры – все это должно было оберегать молодую пару и обещало богатство. Выходил и отец жениха, они вдвоем с матерью благословляли молодых, провожали за свадебные столы, усаживали за лавки, накрытые шубами. Дружка окрещивал путь молодых кнутом, а сваха мела веником дорогу. Невеста привозила с собой черную курицу и выпускала ее, подойдя к дому. Это было подношение домовому. На пиру новобрачные должны были ничего не есть, невеста одаривала новую родню, а гости подносили подарки молодоженам. Пели в основном величальные и корильные песни. Величали невесту с женихом, родню. За величание полагалось одаривать поющих, угощать. Если с угощением задерживались, певицы тотчас заводили корилку тому, кого только расписывали всеми красками. Когда подходило время, в строго определенный момент пира (везде по-разному) молодую «окручивали», «повивали», «перевязывали», то есть меняли невесте прическу и девичий головной убор на женский. Этот обряд обыкновенно выполняли свахи. Они закрывали невесту пологом от глаз гостей, разделяли волосы надвое, укладывали на голове в виде кос, жгутов, или «рожков», и покрывали женским головным убором, разным для всех губерний. Порой даже в соседних селах женские уборы имели отличия. По окончании пира молодых провожали на покой обычно в баню, клеть, на сеновал или даже в хлев, где были приготовлены брачная постель и ужин. Такой порядок был заведен, чтобы молодые не провели первую ночь «под землей», то есть как в могиле, поскольку потолок большинства жилых помещений имел земляную подсыпку. Жена обязана была снять с мужа сапоги, демонстрируя свою покорность, и подать ему плеть. Муж должен был загодя заложить в сапоги деньги, которые шли молодой жене в знак того, что супруг будет достойно содержать ее, а приняв плеть, он трижды слегка ударял жену, чтобы в семейной жизни больше никогда не бить. Наутро, а иногда и в тот же вечер, происходило «вскрывание» молодых. Тысяцкий открывал чулан или баню (ключи от спальни молодых хранились у него), и свахи шли за простыней или рубахой молодушки. Этим предметам придавалась большая магическая сила, через них невесту навсегда могли сделать бесплодной, и свахи относились к своим обязанностям очень серьезно. Если невеста «честная» – о дверь спальни били горшки, наряжали упряжку и ехали утром за родителями невесты (после венца на пиру у жениха их не было), привозили и начинали угощать и величать. В противном случае лошадей «украшали» вместо цветов старыми вениками, рваными тряпками. Родителей невесты в этом случае величали так, что они частенько заранее прятались. «На угощение» им подавали рюмку без дна.

второй день свадьбы

Второй день свадьбы назывался пирожными столами. Если молодая доказала свою невинность, все гости наряжались в красную одежду, повязывали красные платки на шесты и с такими знаменами шествовали по селу. Нередко пришедших погулять во второй день встречали шуточной «баней». В этот день молодоженов ждало множество испытаний: и сор от денег отделять, и дрова колоть в доме на полу, и гостей встречать пирогами да блинами, и дары принимать. Свадебный каравай, который испекли в доме невесты еще до начала свадьбы, украшенный шишками из теста или фигурками птичек, наконец разрезали и угощали им гостей. Иногда это делалось в конце свадебного пира, то есть в предыдущий день. На второй или на третий день свадьбы было принято ходить к теще на блины. Друзья молодого мужа собирались у него в доме, рядились кто во что горазд, брали ведро взварца и отправлялись в дом родителей молодой жены. Теща встречала и угощала гостей. Когда угощение подходило к концу, теща мазала голову зятя маслом из горшочка, а зять брал у нее из рук горшок и говорил: «Папаша и мамаша, благодарю вас за вашу дочку. Какая она была у вас в купели, такая и в постели» – и разбивал горшок об пол. На этом «тещины блины» заканчивались. Нередко празднование продолжалось и на третий день, и далее – уже в домах родственников. Называлось это «отводины». Молодые ходили ко всем, кто их приглашал, чтобы со всей родней водить «хлеб-соль». После свадьбы для молодой семьи начиналась трудная жизнь. Молодуха должна была привыкать к чужим людям, к покорности, готовилась к материнству. Но на Масленку и после Пасхи о молодоженах вновь вспоминали. Молодежь катала их с горки, обязательно стремясь опрокинуть их в снег; требовали у жены выкуп за мужа, закопанного в снег (чаще всего – поцелуй). После Пасхи молодых молодых «окликали», обряд назывался – «вьюнины». Пели специальные вьюнишные песни, за которых поющих нужно было вновь одаривать. Только после окликания, в котором участвовали лишь женатые, свекровка начинала нагружать невестку тяжелой работой. 10.Приезд женихов. "Женихами" здесь называют весь женихов поезд (вернее, самих поезжан), а спутников жениха - "приборянами" или "прибором". В прибор входили кроме самого жениха тысяцкий, глава поезда; дружка - молодой парень; сватья (сватья избиралась специально, и это была не та, что сватала, а другая, сватьей обычно оправлялась божатка, крестная жениха. У сватьи много дел: она хранит жениха, отвечает за прибор в переговорах с родней невесты, следит за ритуалом); сват - тот, который сватал невесту; хряпчий - им был обычно тоже кто нибудь из родных жениха, обязательно мужчина. Хряпчий режет пироги. Прочие приборяна, ежели они есть, называются в причетах просто боярами. Одевался весь прибор в праздничное. Характерная деталь одежды - непременное наличие поясов. Вся свадьба была в узорных шелковых опоясках. С собой женихи везли лагун пива (чтоб угощать домашников невесты) и пироги (за первым столом женихи закусывали привезенным из дому). Сани были украшенные, лошади с бубенцами, с колокольцами под дугой. Из дали слышно, как едут женихи. Женихи идут двором, оттуда подымаются по внешнему проходу на мост. Отец невесты встречает их и угощает пивом. Женихам обычно разметают дорогу. Это оберег: не бросили бы чего на пути. Разметают всегда листвяным веником, а не голым. Для всех оберегающих магических действий даже приглашали колдуна - "сторожа", который и проделывал все необходимые действия. Дружка, по обычаю, прежде чем принимать пиво, должен был попросить платок - утереться. В Илезе, дружка этот платок должен был найти и отобрать у невестина дружки, а тот платок прятал, но давал себя обыскивать: мол, найдешь - твой и будет. Дружка всегда и везде опоясывался полотенцем по поясу и никогда не опоясывался через плечо. Меж тем девки с невестой заводят причеты. Когда женихи зашли в избу и собираются сесть за стол, а девки уходят, невеста плещет водой, стараясь облить жениха. Невеста одета как все. Невестина головного убора на ней нет, лицо открыто, и сарафан на ней обычный - шерстяной, коленкоровик или ситцевик. Иногда женихи выкупают стол у девок водкой, пивом или пряниками и суслом. Стол накрыт. В центре его два каравая друг на друге: внизу ржаной, сверху пшеничный или чаще два ржаных, а сверху витушка. Кроме этого на стоол ставят закуску: пироги, студень, но не ставят горячего, так как за этим столом пока не едят. Полагается есть только когда посадят за стол невесту, а это произойдет лишь завтра.12.Вывод невесты перед столы. Вывод невесты перед столы - самый торжественный момент свадебного дня, да и всей свадьбы. Невеста на выводе роскошнее всего одета. Она впервые всенародно показывается жениху. Начиная сряжать, невесте прежде всего умывают лицо водою из братыни. Обязательно в воду кладут серебро. Вода эта после мытья невесты считается магической. Невеста должна ее разбрызгать по девкам, чтобы те быстрее вышли замуж. Невеста тут уже не причитает, пока не покажется. Девки, что одевали невесту, пробираются вслед за ней в горницу. Мать разметает невесте дорогу. Обычно перед столы, невеста должна угостить свою родню и приборян. Однако невеста не ходит с подносом, его подают ей в руки, и наливает кто- нибудь со стороны. Она только подает, не сходя с места. Торжественная часть вывода перед столы кончается после заключительного тоста с женихом. Невесту закидывают фаткой, и она начинает причитать. Причитая, она роняет на пол носовой платок. Чаще невесте набрасывают сверху фатки ленту, и она роняет ленту при каждом очередном поклоне гостям, даже и до трех раз. С вывода невеста уходит в куть, приборяна ужинают, а затем начинают дары, то есть по очереди ходят в куть с подносом, угощая невесту пивом, а невеста передает пиво девкам, а на поднос кладет полотенце, даровья для приборян. После этого начинается девичник. Как только приборяна сядут за стол, сватья с суслом и дружка с пивом спешат в куть - угощать девушек. Девок пивом поят из колокольца, все по очереди пьют. Девка, которая выпьет, еще и погремит колокольцем на счастье. После приходит сват с вином. Он тоже должен угостить девок, но главным образом невесту. После того, как невеста приняла угощение, ее зовут на вывод перед столы. Полный ритуал девичника включает приплакиванье к пиву и круги. Первое - угощение парней пивом, сопровождаемое обрядовыми причетами. Второе, хороводные игры. Девичник проходит в кути за заборкой, или в соседней горнице, или в летней избе. Невеста просит у батюшки "бочки пива пьяного", после чего начинается приплакиванье к пиву. Тут уже начинают по очереди подходить парни. Перед невестой стаканы, которые тотчас наливаются, когда гости выпьют. Проходят к невесте только мужчины. Когда приплакиванье к пиву кончается, парни отступают, а девушки заводят кружки. Причем заводят их опять же невеста причетом: "поиграйте, девки…", после чего она же и заплетает первый кружок - "плетень". Невеста скоро кончает водить кружки, ставит вместо себя подругу, да и жених обыкновенно приходит за ней. Но девки и парни продолжают веселиться и водят круга всю ночь. До того как невесту повести за стол к жениху, она дарит даровья, посылая их из кути. Кто-нибудь из родных по очереди разносит даровья на подносе всем приборянам. Приборяна кладут деньги на тот же поднос. Когда все даровья разнесут, невеста выходит из кути и с поклоном причитает. Отпричитав, она возвращается в куть. После этого ее уже начинают звать за стол. На все утренние причеты уходило много времени. Обряд получения с отца денег за прожитое и проработанные годы заключался в том, что отец дает дочери горсть мелких денег, а та швыряет эти деньги подругам и в причете просит сосчитать. Этим заключительным расчетом кончается "дивья" жизнь. Затем невеста раздает ленты, дарит полотенца, то есть рассчитывается со всеми другими, перед тем как сесть к жениху. Вывод за стол - заключительный акт "дивьей жизни" невесты. Как правило, он объединяется с отдачею красоты, даже если красоту уже раздавали утром, до приборян. Так что получается, что красоту невеста сдает дважды. Начинается вывод с того, что приборяна требуют вести невесту за стол, к жениху. Отец идет к невесте и говорит: "Сряжайся!". Как правило, невеста сразу не идет одеваться, а отвечает различными причетами. Одевается она уже без особых процедур, но опять в лучшее. Затем отец зовет ее за стол и берет за руку, чтобы отвести и передать жениху. Ведет он ее за платок, который у невесты в руках. Идет невеста медленно, с причетом: "Не сама я иду, ведет меня батюшко …". Путь перед ней разметают веником. И тут уж она обязательно трижды воротиться назад в куть "с местецьком проститисе".

свадьба застолье

Все девушки подпоясаны праздничными поясами, концы которых свисают почти до полу, за них невеста ведет - волочит за собою подруг до самого стола. Наконец отец подводит невесту к столу и отдает ее руку с платком жениху, приговаривая: "Вот я тебе отдал дочь. Пой - корми сытно, одевай честно, а с решетом по воду не посылай?" (то есть не куражься без дела над молодой женою). Невеста причитает, девки зачинают "стадоводницу". Невеста еще продолжает причет, а девки уже г рянули "Виноградье" - торжественную славу молодым. После того как невесту посадят за стол, все начинают закусывать, кроме жениха с невестой, которые перед венцами не едят. Девки в кути начинают громко припевки, им подают деньги, пряники, жених бутылку вина, невесте витушку. За этим столом обычно гости - приборяне раздают привезенные с собою крояна: гороховый хворост и булочки. Девки, напев себе дареных витушек, ломают их на части и обносят - угощают гостей. Припевки эти не являются специально свадебными. Их распевают и на вечеринах, припевая друг другу парней и девушек. Скоро гости уже и встают из-за стола. Приносят последние блюда, молоко, которое так и называют в верхних волостях: "выгон". Выведя из-за стола жениха с невестой ставят их на расстеленную на полу скатерть на колени и, склонив их головы друг к другу, благословляют. Благословляют по очереди невестины отец с матерью. Затем невесту начинают одевать. Одевает невесту всегда жених, застегивает на ней кошулю. Он же на улице должен поднять невесту и посадить в сани. В церковь едут всегда врозь, причем невеста в первых санях. Вслед за невестой ее провожатые - кто-нибудь из родни. Традиционно принимались особые меры, чтобы молодую или молодых не сглазили: невесте затыкали в подол (изнутри) иголки без ушей, в Нижнем Спасе и Шуповах еще и дресвяный камень (каменную крошку) насыпали в карманы невесте. А сторож обязательно на выходе из дому вновь пропахивал дорогу невесте веником, оберегая ее от клока собачьей и кошачьей шерсти, проглядеть которые очень легко. Вот свадебный поезд достигает церкви. Начинается обычный обряд венчания. Невесте с женихом клали под ноги подножник "лепень", по местному названию (Илеза). Перед самым венцом в церкви или в сторожке при церкви невесте расплетают косу и расчесывают волосы (что делает сватья). С распущенными волосами, схваченными сзади лентой, она и становится под венец. Сразу после венчания сватья устраивает невесте женскую прическу, заплетает две косы и накладывает борушку, а по борушке шелковый платок и шаль, которую завязывают уже по бабьи. Невесту тут снова закрывают и закрытую везут в дом молодого, только теперь уже вместе с мужем в одних санях. Новобрачную "высаживал из саней опять жених. Она не выходила из саней сама. Приезжает, у крыльця высаживает." (Илеза, д. Грибовская). Вводили молодых чаще всего через двор. Кое где говорили так: "Раньше двором вели, ну а потом уж через мост стали!". На мосту молодых шибают житом. "Ячменем, житом шибают. Жито - жизнь" (Озерки, д. Евсеевская). Затем молодым (встречают их отец с матерью) дают караваи. Они кладут караваи на головы и так вносят в дом, а в доме кладут на полицу, над тем местом, где будут сидеть. Иногда надо было надкусить каравай, чаще - просто положить. На полицу ставили так же иконы молодых, те, которыми благословляли. Невесту за стол садят по левую руку от молодого. Перед молодыми ставят один прибор, один стакан, одну ложку, одну вилку. Молодой должен кормить жену. И вот свекр "вскрывает" или "скрывает" молодую. Ухватывает шаль, поднимает и трижды посолонь обводит шалью вокруг склоненных друг к другу голов молодых. "Хвалите молодую!" - восклицает сватья. Позже молодая подарит свекру за "вскрышу" полотенце собственного рукоделия. Никаких обрядовых песен, ни тем паче причетов за этим столом уже не было. Только пировали и веселились. Когда отстолуют, молодая начинала раздавать дары. Затем, ей нужно было поклониться всем гостям, всей деревне, каждому в особину. "Гордую" невесту грозили тут в шутку посадить летом на "муравьице" (муравьиную кучу). Впрочем, поклоны эти, всей деревне, уже и выходили из обычая: "а потом не стали разрешать мужья в ноги кланятсе "моя жона, так и не дам!". Свекровь, в самом начале пира, еще до раздачи даров и поклонов разбивала тарелку на счастье. Отпировав с гостями, семейники переходят в зимовку, и еще ужинают своей семьей. Затем молодых отводили спать. Молодым стелили в отдельной горнице, стелила свекровь или чаще золовка. Золовка, постелив, сама валилась на постель и не уходила, не получив подарка, обычно ленты или полотенца. Свекрови за постель молодая всегда дарила полотенце. Оставшись с мужем, молодая снимала ему сапоги. В сапоге были, по обычаю, деньги для молодой. В Илезе даже объясняли, что она при этом еще должна была угадать, в каком сапоге деньги, и тот первый снять, не то деньги ей не доставались. Утром свекровь приносила горшок воды умываться, впрочем, была примета, в первую ночь "не пакостить", иначе "овцы будут плохо водиться". За бужение полагалось дарить еще одно полотенце - "горшецьник" (якобы, чтобы свекрови о горячий горшок рук не обжечь). Свекровь будила молодых, сдергивая с них скутку, и те должны были разом вскочить: по примете, "что бы чирьев не было" и чтобы молодая "не ленилась в работе". Умывшись, молодые садились за стол, и вскоре собирались в гости к родителям молодой на хлибины. В гости к теще, на хлибины молодые отправлялись опять со всей мужнею родней. Молодые угощали гостей: "к теще с пирогами едут, и со всей родней. Вся родня молодой садится в сутки. И станут угощать жених с невестой. Они тут не сидят, угощают" (Айга). В доме тещи молодые проводили ночь (и, ежели сохранили целомудрие накануне, то тут и была их первая брачная ночь). На хлебинах молодой надевал на себя невестины дары (ту самую рубаху и штаны, которые она натягивала на себя в бане). Утром теща подавала зятю блины. На блины клалось полотенце или рубашка (подарок), при этом верхний блин для удобства, был не мазаный. Зять брал подарок, заворачивал в верхний блин деньги, и возвращал теще. Теща, получив подарок, тут же хватала блины и уволакивала назад: "вот тебе, зетенька, и поел блинов!". Поэтому женихов учили: "не зевай, сперва набери блинов!". Впрочем, унесенные блины теща потом, под конец к трапезе приносила назад.Перегостьба. (прочестье, гости). Спустя день - два родители невесты ехали к молодым на угощение. Это называлось "перегостьба". После того еще катались на лошадях. На этом свадьба кончалась. Независимо от названия всюду это был заключительный пир, угощение, для родителей молодой в доме ее мужа. Еще летом, в сенокос, купали молодую: "первого года купали всегда, хоть и поклонилась". (Озерки, д. Евсеевское). Еще в первое лето молодая уходила к своим наготовить льну, начистить и натрепать, или наткать полотна - в зависимости от того, летом или зимой совершалась свадьба. Считалось, что в первый год на нее у новой семьи льну еще не посеяно. Как можно судить по рассказам, с современной свадьбой, в общем, совершилось следующее. Произошло падение причети. С причетами, слезами, хлестанием - разрушился, исчез и весь обряд. Остались отдельные игровые и зрелищные моменты (вроде тех же блинов, уносимых тещей), да еще на свадьбах до сих пор поют припевки за столом. Пиво заваривали на улице, что сопровождалось обрядовыми причитами невесты. Невеста во всех случаях причитала, девки ей помогали, так что причитали хором. Пиво варят из пророщенной ржи. Если варят летом - на берегу реки, зимой - на улице, около дома. Воду привозят всегда речную. Налаживают железный котел (ведер на десять), он вешается над огнем. В котел кладут хмель и наливают сусло. Сваренное с хмелем сусло, процедив, выливают в деревянные кадки и "наживляют", для чего приготавливают "приголовок" из муки и дрожжей. "Кадки прикрывают, тут уж можно скоро пить (не выдерживают, как бражку)". Невеста сидит с подругами завешанная и даже спит, как говорилось, "не сымая фаты". Разумеется, она открывает слегка лицо, откидывая ткань выше лба, когда нет гостей, но когда кто то приходит, тот час опускает фатку, хлестнетце и начинает причитать. Так, с перерывами, невеста причитает всю неделю, обычно даже и охрипнет к концу. Причеты невесты можно разделить на две большие группы: причитания дома и причитания по выходе на улицу, на угоры, - особенно торжественные и развернутые. В них сквозная тема недельных причетов - горе расставания невесты с домом - достигает наивысшей силы. Находясь в доме, невеста причитает всем приходящим гостям, даже незнакомым, однако только женщинам. Мужикам и парням причитать не полагалось. В основном недельные причеты разделяются по определенным темам и сопутствуют последовательности обрядовых моментов каждого недельного дня и всей недели в целом. Девушки - подруги шьют, сама невеста не шьет, "около них ходит". Пока девушки шьют, "она готовит им портна, ужин с маткой собирает, без дела тоже не сидят" (Верховье, д. Тырлынинская). Но все же работать ей тут, наравне с прочими не полагалось. Последний раз на неделе невеста ходит на угор прощаться с деревней. Тут она подходит к каждому дому, к крыльцу или только к проулку, ведущему к дому, и хлещется, прощаясь с близкими и родней, каждый раз при этом причитая. Наконец, где то ближе к концу недели приезжал жених с пряниками, и его тоже встречали причетом.

подарки невесте от жениха

Жениху на неделе полагалось являться с подарками. Называлось это "приехать с прениками". Кроме пряников привозили отрез на сарафан, платок, шаль, полушалок и т.п. "подарки невеста берет не сразу, "потомит" жениха, спрашивает у всех домашних: "прикажете ли принимать подарки от чужово чуженина?" Когда подарки возьмет, заприцитает. Ну, тут и все. Подарки отдал. Самовар согреют, цяем напоят, вином попоят, да посидит с девками и уежжает. И вино пьют в другой избе, не в той, где девки шьют". (Верх - Когшеньга, д. Захаровская). Свадебное торжество: приезд за невестой, венчание и пир в доме молодого занимало в полном ритуале два дня. На второй день происходило венчание и пир у молодого. В эти же дни, вернее, в ночь между ними, устраивался девичник. С утра свадебного дня обычно никаких обрядовых действ не происходит, много работы. Надо готовить стол, прибирать, чистить. С утра этого дня уже не шьют, но еще катают и укладывают дары, приготовленные невестой с подругами на неделе. Кроме того, при свадьбе на два стола, утром этого дня, ближе к полудню, невесту водили в баню. "Бань" было две. Была реальная, настоящая баня, в которой девушка порядком нахлеставшаяся за неделю, смывала пот и грязь. Мытье в этой бане также сопровождалось причетами. Но была еще и другая, символическая, собственно не баня, а банный причет, с которым девушки попросту выходили из избы. Эта баня могла перемещаться по обряду, что нередко и происходило. В бане, после того как невеста вымоется, специальная знахарка собирает фаткой невестин пот, выжимая мокрый платок в стеклянный пузырек. Этот пот вольют в пиво жениху, чтобы связать таким образом молодых нерасторжимой связью. Еще невеста надевала в бане с той же целью на потное тело рубаху и штаны, приготовленные ею в подарок будущему мужу. Рубаху эту затем выкатывали и завязывали в дары, а жених надевал ее на следующий день после свадебной ночи, отправлялись в гости к теще. Рассаживание подруг возвратившейся из бани невестой было обрядовым действием, с которого начиналась важнейшая часть свадьбы. Тут уже и невеста и девки "переболокались" в праздничные наряды. В Нижнем Спасе рассаживание сопровождалось причетом, после чего приезжали женихи. Ночью водили городки.
координаты московского портретиста и мастера русской матрешки ул. Петровско- Разумовский проезд метро Динамо или Савеловская Россия Москва сайт ART-BY.RU тел +7 903 598 35 00 Григорий